Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Щит на вратах - UPD 2015-2016


Александровский сад

Правила общения
Уважение самого себя, собеседника и действующего законодательства РФ.
Поэтому:
- мат и открытые матозаменители, а также, в особенности, замена букв в матерных выражениях всякими "символами", приводят к удалению комментария,
- комментарии удаляются независимо от степени солидарности хозяина блога с содержанием комментария и исключительно по объективным критериям,
- понятные исключения (цитаты из классиков например) определяются хозяином блога,
- дискуссии о степени и справедливости определения проступка хозяином блога как правило приводят к бану,
- Спаммеры отправляются в бан без предупреждения.


Любителей перевода на английский промптом предупреждаю, что заголовок данной записи не значит, что любой может сорить у порога.

[на 8 марта] Бей спичрайтера - спаси Россию. Она женского рода.


Что это было? Ну стих ну ладно, но вот это:

"но везде царит весеннее солнечное настроение"
Ага счас, только что соболезнования а 24 ч. и все - солнечное. Причём настроение, ага.

"Только вы, женщины, способны создавать радушную атмосферу на работе и в семьи, брать на себя повседневные заботы о доме и детях, быть для них нравственным примером"
Все папы, ну и вообще и в целом учители, офицеры, мужичьё, голубые индейцы и даже отдельные геологи и особые моряки дальнего плавания говорят Вам спасибо, господин Президент, то есть Вы уже не нравственный пример, да, вы ведь не баба? Да? Или просто тут с логикой и фразеологией не очень? Весна? А да.

"Пронзительное прощение" - это из предложений наименования нового стратегического вооружения просочилось, да?

Последняя треть о женщинах как интересных полезных зверушках которым даже оказывается посвящаются стихи - отделный "отпад", как говорит молодежь, это вообще диверсия.
Короче, "гуманитарии" идут лесом, верните гуманитариев реальных, а то тошно уже.




Встреча с Шалтай-Болтаем или мюмзики в мове


Алиса не знала, что отвечать; беседа не клеилась – к тому же какая это беседа, если он на нее ни разу и не взглянул? Последнюю фразу он произнес, обращаясь, по всей видимости, к дереву. Алиса стояла и тихонько повторяла про себя:

Шалтай-Болтай сидел на стене.
Шалтай-Болтай свалился во сне.
Вся королевская конница, вся королевская рать
Не может Шалтая,
Не может Болтая,
Шалтая-Болтая,
Болтая-Шалтая,
Шалтая-Болтая собрать!

– Зачем повторять одно и то же столько раз! – чуть не сказала она вслух, совсем забыв, что Шалтай может ее услышать. – И так все ясно.

– Что это ты там бормочешь? – спросил Шалтай, впервые прямо взглянув на нее. – Скажи-ка мне лучше, как тебя зовут и зачем ты сюда явилась.

– Меня зовут Алиса, а…

– Какое глупое имя, – нетерпеливо прервал ее Шалтай-Болтай. – Что оно значит?

– Разве имя должно что-то значить? – проговорила Алиса с сомнением.

– Конечно, должно, – ответил Шалтай-Болтай и фыркнул. – Возьмем, к примеру, мое имя – оно выражает мою суть! Замечательную и чудесную суть! А с таким именем, как у тебя, ты можешь оказаться чем угодно... Ну, просто чем угодно!

– А почему вы здесь сидите совсем один? – спросила Алиса, не желая вступать с ним в спор.

– Потому, что со мной здесь никого нет! – крикнул в ответ Шалтай-Болтай. – Ты думала, я не знаю, как ответить? Загадай мне еще что-нибудь!

– А вам не кажется, что внизу вам будет спокойнее? – снова спросила Алиса. Она совсем не собиралась загадывать Шалтаю загадки, просто она волновалась за этого чудака. – Стена такая тонкая!

– Ужасно легкие загадки ты загадываешь! – проворчал Шалтай. – К чему мне падать? Но даже если б я упал – что совершенно исключается, – но даже если б это вдруг случилось…

Тут он поджал губы с таким величественным и важным видом, что Алиса с трудом удержалась от смеха.

– Если б я все-таки упал, – продолжал Шалтай, – Король обещал мне.. . Ты, я вижу, побледнела. Немудрено! Этого ты не ожидала, да? Король обещал мне … Да, он так мне прямо и сказал, что он.. .

– …Пошлет всю свою конницу, всю свою рать! – не выдержала Алиса. Лучше бы она этого не говорила!

– Ну, уж это слишком! – закричал Шалтай-Болтай сердито. – Ты подслушивала под дверью… за деревом… в печной трубе… А не то откуда бы тебе об этом знать!

– Нет, я не подслушивала, – возразила Алиса. – Я узнала об этом из книжки.

– А-а, ну, в книжке про это могли написать, – смягчился Шалтай. – Это, можно сказать, «История Англии»! Так, кажется, вы ее называете? Смотри же на меня хорошенько! Это я разговаривал с Королем, я – и никто другой! Кто знает, увидишь ли ты другого такого! Можешь пожать мне руку – я не гордый!

И он ухмыльнулся во весь рот, подался вперед (так что чуть не упал со стены) и протянул Алисе руку. Алиса пожала ее, с тревогой глядя на Шалтая.
(...)
– До свидания, – сказала она снова и, не получив ответа, тихонько пошла прочь.

Она шла и шептала:

– В жизни не встречала такого препротивнейшего…

Она остановилась и громко повторила это слово – оно было такое длинное, что произносить его было необычайно приятно.

– В жизни не встречала такого препротивнейшего…

Но ей не суждено было закончить эту фразу: страшный грохот прокатился по лесу.

А уже скоро - не только по лесу.
"Варкалось. Хливкие шорьки
Пырялись по наве.
И хрюкотали зелюки,
Как мюмзики в мове."

И поднял глаза Афраний...


- Позвольте мне пока этого не говорить, тем более что они случайны, темны и недостоверны. Но я обязан предвидеть все. Такова моя должность, а пуще всего я обязан верить своему предчувствию, ибо никогда оно еще меня не обманывало. Сведения же заключаются в том, что кто-то из тайных друзей Га-Ноцри, возмущенный чудовищным предательством этого менялы, сговаривается со своими сообщниками убить его сегодня ночью, а деньги, полученные за предательство, подбросить первосвященнику с запиской: "Возвращаю проклятые деньги!"

Больше своих неожиданных взглядов начальник тайной службы на игемона не бросал и продолжал слушать его, прищурившись, а Пилат продолжал:

- Вообразите, приятно ли будет первосвященнику в праздничную ночь получить подобный подарок?

- Не только не приятно, - улыбнувшись, ответил гость, - но я полагаю, прокуратор, что это вызовет очень большой скандал.

- И я сам того же мнения. Вот поэтому я прошу вас заняться этим делом, то есть принять все меры к охране Иуды из Кириафа.

- Приказание игемона будет исполнено, - заговорил Афраний, - но я должен успокоить игемона: замысел злодеев чрезвычайно трудно выполним. Ведь подумать только, - гость, говоря, обернулся и продолжал: - выследить человека, зарезать, да еще узнать, сколько получил, да ухитриться вернуть деньги Каифе, и все это в одну ночь? Сегодня?

- И тем не менее его зарежут сегодня, - упрямо повторил Пилат, - у меня предчувствие, говорю я вам! Не было случая, чтобы оно меня обмануло, - тут судорога прошла по лицу прокуратора, и он коротко потер руки.

- Слушаю, - покорно отозвался гость, поднялся, выпрямился и вдруг спросил сурово: - Так зарежут, игемон?

- Да, - ответил Пилат, - и вся надежда только на вашу изумляющую всех исполнительность.

Гость поправил тяжелый пояс под плащом и сказал:

- Имею честь, желаю здравствовать и радоваться.

- Ах да, - негромко вскричал Пилат, - я ведь совсем забыл! Ведь я вам должен!..

Гость изумился.

- Право, прокуратор, вы мне ничего не должны.

- Ну как же нет! При въезде моем в Ершалаим, помните, толпа нищих... я еще хотел швырнуть им деньги, а у меня не было, и я взял у вас.

- О прокуратор, это какая-нибудь безделица!

- И о безделице надлежит помнить.

Тут Пилат обернулся, поднял плащ, лежащий на кресле сзади него, вынул из-под него кожаный мешок и протянул его гостю. Тот поклонился, принимая его, и спрятал под плащ.

- Я жду, - заговорил Пилат, - доклада о погребении, а также и по этому делу Иуды из Кириафа сегодня же ночью, слышите, Афраний, сегодня. Конвою будет дан приказ будить меня, лишь только вы появитесь. Я жду вас!

- Имею честь, - сказал начальник тайной службы и, повернувшись, пошел с балкона. Слышно было, как он хрустел, проходя по мокрому песку площадки, потом послышался стук его сапог по мрамору меж львов. Потом срезало его ноги, туловище, и, наконец, пропал и капюшон. Тут только прокуратор увидел, что солнца уже нет и пришли сумерки.
Орел

Украина: Не сердите Кориолана


В этот раз его мать городов русских может и не разжалобить.

Киев начинает процедуру выхода из СНГ, отказавшись ранее в среду от председательства в Содружестве в 2014 году. Кроме того, внешнеполитическому ведомству поручено ввести визовый режим с Россией.


"Вы свора грязных псов! Я ненавижу
Вонь из ваших ртов, как вонь болот.
Ваша любовь мне трупов не милей,
Что начали смердеть! Я изгоняю вас! Здесь
Оставайтесь в страхе нападения,
Пусть каждый слух вам душу сотрясает,
И враг лишь в вашу сторону кивнув
В вас вызывает дрожь. Хватает вас
Лишь на изгнание тех, кто вас же защищает.
Невежды, что не видят дальше носа
И лишь обжегшись понимать начнут!
Враги самим себе, которых скоро
Без боя и борьбы погонит в рабство
Любой народ окрестный.
Я презираю из-за вас весь город. Он того не стоит."
S

Эндшпиль в сирийской информвойнушке: Сеймур Херш, Обама, химоружие


Сеймур Херш, профессиональный журналист. Срывает западные шаблоны since 1969.

Статью отказался публиковать Washington Post. Подумаешь какой-то лауреат премии Пулитцера, им жрать надо. Отказался New Yorker. Потому что легенды журналистики публиковать сегодня уже не спасает.
Решился London Review of Books. Потому что из этого получится книга. Как минимум.

Для нас это конечно не новость. Подумаешь, оказывается, Россия опять была права. Империя зла, тоталитарный Мордор не вешал лапшу на уши ни граду, ни миру. Как и не лгала о ЦРУ в Афгане 70-х. Тимишоаре. Балтийской телебашне. Бомбардировке боснийского рынка. Этнических чистках в Косово. Талибан 90-х. Чечни нулевых. ОМП Ирака. Демократичности арабских революций.
А сейчас и о хим. оружии Асада.

А для них это бомба. Причем чистый VX.
Оригинал:
http://www.lrb.co.uk/2013/12/08/seymour-m-hersh/whose-sarin

Наши перепевы:

http://news.mail.ru/politics/16025689/

http://izvestia.ru/news/562202

http://www.vz.ru/news/2013/12/9/663522.html

http://ria.ru/arab_sy/20131209/983030555.html